podlina

Categories:

Загадошный Константiнопольский

Давайте начнем с Достоевского и Брета Истона Эллиса как первоисточников фильма «Русский бес». Вы их решили соединить в одном пространстве?

Случайно как-то соединились. Ну я посмотрел фильм, давно было, «Американский психопат», и мне пришла идея в голову сделать перевертыш этой вещи. Смешная идея. Посмеялся и забыл. Но она так у меня жила, жила. Потом взял и написал.

Долго писали?

Да не, месяц где-то.

И это было в 2011-м?

Ну, может раньше чуть-чуть. Ну где-то.

Перевертыш в том смысле, что какие-то реалии можно заменить на российские?

Я говорю об аттракционе, если вдруг непонятно, что значит перевертыш. Аттракцион строится на том, что мы считаем историю немного заурядным фильмом о маньяке-убийце, а потом оказывается, что он никого не убивал, что он добропорядочный гражданин и убивает только в своей голове. И все его товарищи, и все его друзья, с которыми он находится в баре, большинство вот этих вот яппи американских, они убийцы и есть. Мне пришла идея сделать перевертыш. Я говорю только про аттракцион как средство для того чтобы держать внимание публики, сделать интересной эту историю. 

Критики считают что внутренняя речь героя стилизована под прозу XIX века. Вы согласны? Как вы этого добивались?

Давайте мы этот вопрос оставим напоследок.

Еще в фильме есть прямые высказывания на тему 90-х?

Я там вообще высказываюсь прямо все время. Разве есть какие-то загадки? После просмотра фильма не остается, мне кажется, вопросов. Я все разжевал, на мой субъективный взгляд. Многие меня обвиняли, что я слишком все разжевал. Надо уважать зрителя. Если он что-то не понял, ему нужно подсказать.

Почему важна тема 90-х до сих пор?

Ну... Потому что это то время, в котором мы до сих пор пребываем. Меня вот часто обвиняют незрелые люди, что я остался в 90-х. Мне кажется, ничего не поменялось, ну внешне может быть,появился интернет, появился айфон, фейсбук. В мировоззренческой системе ничего не поменялось. 

Тогда можно сказать, что и по сравнению с XIX веком ничего не поменялось.

Ну да, по большому счету, без изменений, да.

То есть это ответ людям, которые обвиняют вас в несовременности?

Ну да, но я как-то особо им ничего не отвечаю. Вы спросили, я ответил. А если меня кто-то в чем-то обвиняет...

Ок, не обвиняют, просто говорят. 

Мы снимали на частные деньги, денег этих было две с половиной копейки...

Сто тысяч евро от продюсера Андрея Новикова плюс то, что вы собрали на «Планете» на сцену ограбления банка?

Ну да. Мало-мальски знакомый с кинопроизводством человек понимает, что профессионально работать с такими деньгами невозможно. Это самодеятельность. Просто самодеятельность бывает разного уровня. Эта высокого уровня самодеятельность. Но, с другой стороны, я видел столько невысокого уровня самодеятельности за большое количество денег. Но это уже другой вопрос. 

Правда, что большинство актеров играли без гонораров?

Да. 

Вообще все?

Нет, ну кому-то я платил, например, артистам массовых сцен, но артистам не платил. Но изначально объяснил им ситуацию: что у меня есть хорошая вещага, но денег у меня нету. Мало. Все меня поддержали.

Никто не отказался? Кроме замены Ефремова на Макаревича?

Он не отказывался. Какие-то звезды не захотели сниматься в массовке. 

А вы хотели звезд в массовку?

Ну у меня снимаются же. Алиса Хазанова мелькнула в эпизоде с лофтом. У Маши Шалаевой и Маши Цигаль роли без слов. Это зависит от желания человека участвовать в заметных ролях. Но мне кажется, что незаметных ролей не бывает. Субъективно. 

У вас там тоже заметная роль.

Тоже бесплатно снимался. 

Где-то я прочитала, что вы кому-то ее предлагали. 

Никому. Я думал, но никому не предлагал. От такой роли вряд ли кто-то откажется. Нет, никому не предлагал. Я думал по поводу разных людей, но как-то решил своими силами. 

Это как-то связано с автобиографическими моментами?

Ну как сказать. Это скорее связано с тем, с производством, связано с тем, что этот артист, который играет эту роль, должен был постоянно на площадке присутствовать, для того, чтобы вписаться в бэкап, флэшбэки. Но у меня не было возможности держать артиста на площадке какого-нибудь известного, но не снимать его. С одной стороны. С другой стороны я подумал, что эта роль будет правильной в моем исполнении. 

Тем более, когда какие-то вещи говорите вы. 

Это веселая, грустная, трагическая, смешная вещь...

Что-то изменилось в сценарии с 2011-го?

Ну да, конечно, что-то поменялось, там линия Ксении Раппопорт появилась. 

Почему вы решили ее добавить?

Ну так вот. Чтобы мотивации добавить главному герою. Я подумал, что будет непонятно. Раппопорт сыграла, как она выражается, женщину-рану...

Ей идеально удаются вот такие вот роли.

А какие ей роли не удаются? Я считаю, что она гениальная артистка и ей удаются любые роли. Где бы она ни играла, она везде блестяще выглядит. Блистательно. А у меня только такие артисты и снимаются.

Мне сказали, что ваш фильм поедет на фестиваль.

Я не в курсе. Думаю, если возьмут куда-то, мне сообщат. 

Тема двойников, значимая для литературы XIX века, она для чего?

На мой субъективный взгляд, ничего не меняется, появляются какие-то новые вещи, а герои не меняются. Знаете, чем отличается жизнь от кино, а кино от жизни? В кино декорация меняет одна другую, герои неизменны, а в жизни наоборот. Я вот, например, читал лет десять назад модный роман под названием «Околоноля». И с удивлением для себя обнаружил, что надо же, роман модный, и отлично написан, тем не менее, в героях ходят, извините за тавтологию, герои девяностых.  Потом смотрю еще какое-то произведение, которое модное, интересное, и с удивлением обнаруживаю, что а герой-то главный – он из 90-х. Как ни странно, люди этого не замечают. Судят по каким-то внешним приметам, а суть неизменна. 

Вы имеете в виду мотивацию, содержание внутреннее? 

Да, все это. 

А вас как-то интересует инфернальная сторона жизни? Бесовщина?

Мне неинтересно на эту тему говорить. Давайте я не буду нервничать, вставать и уходить. Я просто не буду отвечать, потому что это глупость какая-то. Давайте следующий вопрос. Человек находится в социуме в отчаянии. Какая инфернальная часть жизни, о чем вы говорите? 

Но ведь даже внешняя атрибутика в ваших фильмах…

Не совпадаем... На этот вопрос неинтересно отвечать.

Хорошо, тогда расскажите про сцену ограбления в банке. Было собрано полтора миллиона на «Планете». Какие лоты хорошо покупали?

Роли. Если бы мы не начали продавать роли, никто бы не собрал никаких денег. Потому что никто не хочет ничего поддерживать, это все современное искусство никому не нужно. Вот есть например группа фанатов группы «Аквариум». И они собрали миллионов пять. У «Аквариума» есть определенная фанатская база. У меня, видимо, такой базы совсем нету, и в общем, никаких бы денег мы не собрали, если бы не начали продавать роли. Люди, впрочем, как и всегда, готовы деньги тратить на себя. Помогать они мало кому хотят, редко. Ну, собственно, даже не помогать, вопрос был в акционировании: давайте мы сделаем совместно крутой проект. Но в таком качестве, поиграть в артистов, людям интереснее. А вот так, чтобы отдать какую-то значительную суму денег, больше тысячи рублей, на что-то. Ну вот собрали с божьей помощью.

Хватило?

Ну чуть скромнее сделали что-то...

И те, кто отправил деньги, участвовал в этой сцене?

Ну да, все, кто смог приехать. Да, они снимались, кстати, довольны все. В войнушку поиграли, перемазались в крови, все весело, задорно. 

У вас в фильме, кроме главного героя, самые долгие и осмысленные монологи произносят священник и следователь. Что это значит?

То, что они значат, что они говорят, то, что они делают, то, что они произносят те тексты, которые они произносят, их поступки, вот это все значит.

Ваше отношение к церкви? 

К РПЦ? Наверное, это мое личное дело, и я не должен это транслировать в интервью. Так же, как мое личное дело сугубо, верующий ли я человек. Осталось спросить, как я отношусь к следователю.

Вам есть чем поделиться?

Слава богу, нет.

Еще мне сказали, что вы запускаете новый фильм. 

Да, нас закрыли. Заморозили проект. На днях.

Почему так тяжело жить, Григорий Михайлович? 

Мне, вам, кинематографистам? Конкретизируйте вопрос.

Хотели бы вы, чтобы вы смогли снимать чаще?

Я хотел бы. 

Как вы думаете, есть способ этого добиться?

Нет. 

Почему, вы же действительно талантливый человек

Видимо, те люди, которые распределяют деньги, так не считают. Ну, послушайте, я десять лет подавал свои проекты в Минкульт, Госкино, и меня никто не поддерживал тогда. 

Даже ничего не объясняли?

Нет, они не обязаны говорить ничего. По их правилам, которые они устанавливают, они ничего не обязаны говорить. Вы не прошли комиссию. Сценарную, например. Или у нас в этом году мало денег, поэтому вам чуть-чуть не хватило. Причины разные, но я никогда там не получал денег. Как продюсер или как человек, который может сам производить кино. Иногда меня приглашали, крайне редко, в качестве режиссера или автора сценария, на те проекты, которыми рулил не я, а другие люди. Лично мне как продюсеру, который занимается производством видеоконтента с 92 года, ни разу. 

А независимые продюсеры?

Андрей Новиков. 

А до Андрея? Сельянов продюсировал «Самку», насколько я знаю. 

Независимым продюсером в этом тандеме был я, не он. Он привлек часть бюджетных средств, очень незначительную, а я частные деньги.

А искать за границей?  

Нет, у меня нет международного признания такого, я не был... Я был на зарубежном фестивале в качестве участника в 90-м году с короткометражкой. Потом я снял «8 1/2 $», и мне десять лет никто не давал снимать ничего. Моя жизнь прошла. Собственно говоря, меня никто не знает в мире. Кто может помочь мне за рубежом нашей родины? С чего бы? На основании чего?

Ну качество материала?

Видимо, качество моего материала не устраивает никого, ни там ни здесь. 

А просто писать сценарий не предлагали?

Кто? Предлагали, я пишу. Есть несколько сценариев, которые я написал, все есть в «Википедии». 

Это менее интересно, чем быть режиссером, продюсером, человеком, который целиком отвечает за фильм?

А вам как кажется?

Мне кажется, какая-то гибкость может присутствовать.

Я и так гибкий. Как лань, на протяжении десятилетий. Я и так слишком гибкий. 

Вы имеете в виду, что вы можете адаптировать фильм под любой размер бюджета? 

Например. Вы всерьез думаете, что это кому-то интересно будет читать?  Вообще никому.

А что интересно?

Интересно читать журнал «7 дней». 

В духе журнала «7 дней» задавать вопросы вообще не проблема. Тогда расскажите про Владу.

Влада прекрасна.

Какие-то еще подробности. Как вы познакомились?

Мы познакомились весной.

Этой весной или просто какой-то метафизической?

Метафизической. Три года назад мы познакомились.

Случайно, по работе, на улице вы подошли?

Ничего случайного не бывает.  

Какие-то подробности журнал «7 дней» точно вытащил бы из вас клещами. Вы подошли познакомиться, или она пришла брать к вам интервью? 

Она этим не заведует. Если бы она пришла брать ко мне брать интервью, мы бы вряд ли подружились. Потому что, как правило все, кто берет интервью, делает это скучно и неинтересно. А тот, кто мог бы интересно, интервью не делает, и ничего про меня не пишет и не говорит.

Кто бы мог быть таким человеком?

Я не читаю это все. Наверняка есть масса интересных людей, которые делают интервью, но из них никто не приходит и не берет интервью у меня. А может, их и нет. С кем было бы интересно поговорить.

Ну вот журнал Interview практиковал разговоры не между журналистом и режиссером, а кем-то из этой же отрасли. Было бы интересно, если бы вам Михаил Ефремов вопросы задавал?

У вас сейчас будет шанс узнать. 

Вернемся к Владе. 

О Владе мы уже поговорили

Чем занимается ваш сын?

Он арабист, российский дипломат. Ему 31 год. 

Как относится к вашим фильмам? Он бы мог у вас взять интервью?

Еще как. Не получается у нас с вами интервью, не нравится мне это все. 

Действительно приходит Михаил Ефремов. 

М: Почему вы боитесь летать? 

Г. Воот! Он что-то меня знает. 

М: Почему вы все время на пароходах? Поехали быть хоть раз на автобусе!

Г: Смешно. Потому что, Михаил, не люблю высоты. 

М: Самолет – это же не высота, это комфорт и безопасность, не так ли? Ну что можно для «Аэрофлота» сказать? Что Григорий так же стремительно, как реактивный двигатель, снимает свои фильмы, не правда ли?

Г: А ты когда-нибудь трезвый даешь интервью?

М: Только трезвый и даю. 

Г: Ну это невозможно, согласись! 

М: А в чем вы не совпадаете? В том, что у него плохое настроение?

Пусть Григорий расскажет. 

Г: Настроение у меня всегда нормальное, я сосредотачиваюсь на работе. Ну не совпадаем, понимаешь! Бывает, что мне нужен тенор, а артист поет басом. 

М: Поменяй партитуру! Ну что же сказать, Григорий, если для «Аэрофлота»? А вы бы вошли в состав директоров «Аэрофлота»?

Г: С удовольствием! 

М: Вот, собственно, финал я вам сделал. With pleasure еще можно, перевод. Он же у вас на разных языках? Нужно тут его спрашивать про его работу, как он шил эту куртку, как он этот принт наклеивал. У меня, кстати, дочка придумала принт! 

Г: Тебя Ваня подарил эту майку, скажи честно?

М: Нет, Соня. Я пожалел тебя, Гриш. Я вообще был сегодня с утра на репетиции с артистами, я пришел в майке с Иваном Охлобыстиным. Спросите его, как он относится к пути Ивана Охлобыстина? Спросите, спросите.

Г: Это мое личное дело, я не готов это обсуждать. 

Вот видите, Михаил, в таком режиме мы и существуем.

М: Он на все так отвечает? Как Евгений Александрович Евстигнеев: «Да, нет, не знаю». 

Задайте вопрос, на который Григорий сможет хотя бы три минуты продержаться и с интересом отвечать? 

М: Григорий, расскажите про всю ненависть ко мне. 

Г: Ты знаешь, хотя ты, конечно, очень тяжелый человек, я тебя искренне люблю. Вернее так, человек ты, конечно, говно, но очень талантливый артист. То есть такого талантливого артиста, как ты, я не видал в жизни ни разу. Ну а что говорить, ты и сам это все знаешь. 

М: Просто прелесть, и не скажешь ничего.

Г: Покажи принт. 

М: Спросите его, как он относится к лечебной медицине? Ну я не знаю, что его спрашивать...

Что вам больше всего понравилось в последнем фильме Григория?

М: Я не видел его... Я! 

Г: Он там снимался, он прекрасен был. 

М: А в зале смеялись?

Г: Конечно, кто же не будет смеяться над тобой?

М: И аплодировали? Самое приятное – аплодисменты. А вы не записываете!

Записываю я все.

Г: Это волшебная сила шлейфа. Я помню, когда я был не то, чтобы ребенком, но подростком. 

М: Когда я пальцами ноги украл у твоего отца золотой «Ролекс» на пляже «Шахтер» рядом с гостиницей «Украина»?

Г: Я слышал, слышал. Я хотел рассказать про силу шлейфа. Помнишь, был фильм, конечно же, «Андрей Рублев». Я был на этом фильме подростком. 

М: Каким подростком, тебе было года два в то время, подросток.

Г: Влада, посмотри, в каком году Андрей Рублев? 1972, 1974? Мне было 10 лет. 

М: Может и раньше. (На самом деле, 1966 год, Константинопольскому действительно было два года_прим.ред).

Г: И сила шлейфа. Помнишь, там играл Юрий Никулин монаха, которого пытают татары. Когда он появился на экране, сразу ржак начал стоять в зале, представляешь, люди по-другому не воспринимают.

М: Это как Гарик Сукачев играл в своем фильме «Праздник», из-за того, что Саня Скляр и кто-то еще не приехали. А нужно был, чтобы на танке въезжал фашист. И он говорит, почему, мне всегда говорят, за границей что я похож на немца. А я говорю, Гарик, не делай этого, давай я лучше позову Орлова и Васильева. 

Г: Потому что вся трагическая сцена превратится в фарс. 

М: На премьере въезжает Гарик, и весь зал, в Питере премьера была, и весь зал: Гарик! Так что сила шлейфа, закруглить. Дело в том, что за Григорием Михайловичем, как и за Владимиром Владимировичем, тянется шлейф. 

Г: Не записывайте. 

М: Я про Познера. Тянется шлейф. Познер – Донахью, а Константинопольский – Охлобыстин. Потому что 9 с половиной долларов

Г: Восемь!

М: Да хоть пять, не переплюнуть.

Г: Говорят, что этот круче. 

М: «Русский бес»! Название-то какое! Как тебе вообще разрешили в наше русское святое время снимать кино с таким названием. Это загадка. Потому что насколько я глубоко законспирированный контрразведчик, Григорий Михайлович гораздо глубже законспирирован в качестве контрразведчика, чем я.

Г: Да?

М: Я просто не знаю. Мне настолько все понятно, что я не знаю, о что о нем говорить. Все понятно.

В чем гениальность ГМ как режиссера?

М: Он любит рыть могилы и класть туда людей. Хоррор, на хорроре вышел. Ты не помнишь, когда Гарик Сукачев открыл ресторан «Вудсток» на Люсиновской, и на открытии показали твою то ли курсовую, то ли дипломную работу. 

Г: «Красные слоны»? 

М: Я помню, помню. Бабу, кого-то, гробы. 

Г: Да нет, это было в фантазиях героя, кстати.

М: В фантазиях героя... Как известно..

Какой герой, такие и фантазии?

Г: Там были Джон Леннон, Сара Бернар, Мольер. 

М: «Эмма Бовари – это я». Это про Григория Михайловича. Давным-давно сказал старина Флобер. 

Г: Ты знаешь, что я хочу тебе сказать, наша жизнь давно прошла. 

М: Я играл это вчера у Пети Тодоровского, жизнь не имеет смысла, у меня был текст.

Г: Я знаешь, кого вчера видел?  <...> Ей 30 лет! 

М: Ну я тоже снимаюсь с однокурсниками и однокурсницами Никиты или Николаши, большое поколение, довольно сильное. 

Г: Ты к чему про это сейчас сказал?

М: Я к тому, что да, Григорий, жизнь прошла. 

Опасный человек Григорий Михайлович? Я думала, надевать ли бронежилет на интервью. 

М: Он опасен, если ему давать интервью. Если не давать, не опасен. Ипохондрик не может быть опасен.

Г: Я взрывной ипохондрик. 

М: Взрывной ипохондрик тем более. Как только он взрывается, он думает: где же таблетки?

Г: Вот, Михаил, вот у кого нужно брать интервью, зачем у меня! Я ничего интересного не сказал, а он смешно. 

М: Меня старшие запретят. Я не даю интервью.

Почему?

М: Я все сказал в своей жизни. Я Дудю дал, и такое началось, я не ожидал. Причем я никогда не скрывал ничего. Дудю тебе надо дать, позвоню и скажу: Юр.

Я позавидую человеку.

М:Между прочим, у нас пошел там спор, есть один, тоже с бородой, и мы ему говорим. Говорим: «А за что ты можешь сбрить бороду?» Он говорит, чудовищно картавя: «За студийную запись моей группы и за ее раскрутку». А как называется группа? «Парадигма». А что играете? Интеллектуальный металл. Я вообще не очень понимаю. А, нет, альтернативный металл. 

Нежный, на скрипочках?

М: Нет, потому что когда я сказал другому человеку, давай приведем, давай начнем раскручивать, хотя бы первый концерт, он сказал нет, ты хочешь, чтобы к нам вообще больше никто не ходил? Придут уроды.

Григорий Михайлович, а вы за что сбреете бороду?

Г: Никогда. 

М: А если предложит Константин Львович, я даю тебе вот в этом сериале десять серий. На Кипре.

Г: Я тебя огорчу, ты артист и для тебя свет в окошке сняться в проекте Константина Львовича. А мне пофиг.

М: Почему это мне свет в окошке сняться в проекте Константина Львовича? Я КЛ знаю с тех самых пор, как я пальцами ноги у твоего отца...

Г: Рассказать эту историю, про «Ролекс»?

М: Конечно. «Нас генералами песков зо-овут» (поет).

М: По-моему, все получилось, можно такой прекрасный материал написать!

О да.

М: Только про меня не пишите. Пишите НН. 

Пришел НН, задает вопросы. Поет песни. 

М: Меня нельзя почему рекламировать? Я могу объяснить. Потому что я боюсь, что сорвется проект. Большой. 

Последний вопрос: он вас сильно третировал на съемках «Пьяной фирмы»? 

Да, это самое ужасное, я вам сейчас расскажу.

Вы оправились?

Нет, после этого невозможно оправиться. Он всех так снимает. Спросите Ваню Макаревича, там то же самое. Смотрите, мы, выучив наизусть текст, к 8 утра приехали зимой в какой-то парк. Мы с Иваном мы выучили текст, мы были готовы сниматься. И даже оператор почти поставил свет. Так вот, режиссер явился только к часу дня. Сказал, где моя диетическая каша, где моя диетическое молоко, и вообще у меня нет настроения. Но потом, поскольку там был еще один человек, лучший медиаменеджер прошлого десятилетия, он ему сказал: ах так, да я тогда нажрусь! И нажрался. И тогда он был вынужден идти и снимать эти взрывы. 

Г: Вася? Вася приехал нажратый, он опоздал. (Имеется в виду бывший главред «Коммерсанта» Андрей Васильев_прим.ред).

М: Вася не бывает трезвый вообще, всю мою жизнь. 

Г: На три часа! Первый раз в моей жизни кто-то опоздал на три часа.

М: Нет, вы напишите и дайте ему почитать, литератор он неплохой. Может, почеркает, переставит слова, впишет что-нибудь.

Г: Это хорошая идея. Я все равно все за всех пишу в своих интервью 

М: Подожди, дай человек сделает свою работу, пришлет тебе.

Г: А я ее переделаю.

М: Может, не переделает, на это тоже есть надежда

Это зависит?

М: Зависит от лени, ну и от болезней.

Г: Вот, собственно говоря, придется ее убить теперь.

Я чувствовала, что надо, как минимум, завещание написать

М: Миледи же убивает.

Г: Придется журналистку-то замочить.

М: Все время все кого-то сейчас хотят убить, все пишут про это, сериалы какие-то снимают.

Г: Так я про это и снял кино! 

М: И ты про это.

Г: Про то, что все это хотят, я кино и снял.

В «Русском бесе» есть эта линия, когда г герою приходят коррумпированные чиновники один за другим, и их потом никто никогда не видит. Мне кажется, журналистов так можно отправлять к Григорию Михайловичу.

М: Вы просто не знаете, какое у меня плохое настроение. Вы бы знали, чего надо бояться. Григорий Михайлович святой.

Свят.

М: Он просто перед вами так немножечко так кокетничает. Ну что вы спрашиваете ерунду всякую. Загадку надо создать. Вот! Назовите статью Загадочный Константинопольский. Только через Ш. 

Ш в какое место? 

Загадошный. Константiнопольской. Через i.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.